Типы документов

Реклама

Партнеры

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 30.03.2015 по делу N 33-2812 <Об оставлении без изменения решения Ленинского районного суда г. Перми от 23.12.2014, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании недействующим решения Пермской городской Думы от 23.09.2014 N 191 "О внесении изменений в Правила землепользования и застройки города Перми, утвержденные решением Пермской городской Думы от 20.06.2007 N 143">



ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 марта 2015 г. по делу № 33-2812

Судья Иванова Н.А.

Судебная коллегия по административным делам Пермского краевого суда в составе:
председательствующего Степанова П.В. судей Елецких О.Б., Горбуновой О.А. при секретаре К. с участием прокурора Третьяковой О.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 30 марта 2015 г. дело по апелляционной жалобе Г., Ч., апелляционному представлению прокурора г. Перми на решение Ленинского районного суда г. Перми от 23 декабря 2014 г., которым постановлено:

в удовлетворении требований Г., Ч. о признании незаконным решения Пермской городской Думы от 23 сентября 2014 г. № 191 "О внесении изменений в Правила землепользования и застройки города Перми, утвержденные решением Пермской городской Думы от 20.06.2007 г. № 143" отказать.
Заслушав доклад судьи Елецких О.Б., объяснения представителя заявителей М., представителей Пермской городской Думы Ш., Е., представителей администрации г. Перми З., Л., заключение прокурора Третьяковой О.В. об отмене решения в части, проверив дело, судебная коллегия

установила:

Г., Ч. обратились в суд с заявлениями об оспаривании решения Пермской городской Думы от 23 сентября 2014 г. № 191 "О внесении изменений в Правила землепользования и застройки города Перми".
Судом постановлено приведенное выше решение.
В апелляционной жалобе Г., Ч. просят решение суда отменить, полагая ошибочными выводы суда о соблюдении порядка принятия решения Пермской городской Думы от 23 сентября 2014 г. № 191. В частности, публичные слушания должны были проводиться во всех районах г. Перми и в общие сроки (от 2 до 4 месяцев). Суд неправильно применил нормы действующего законодательства. Не учтены положения п. 6 ст. 105 ЛК РФ - изменение границ городских лесов, которое может привести к уменьшению их площади, не допускается. Оспариваемым решением игнорируется функция защитного леса, которой наделен Черняевский лесопарк. В настоящее время территория Черняевского лесопарка, в том числе - спорная территория, отнесена к категории защитного леса, оснований для изменения зонирования этой территории в целях размещения биопарка не имеется. Оспариваемое решение Пермской городской Думы влечет за собой правовую неопределенность: на спорной территории действует статус городских лесов, запрещающий хозяйственную деятельность, а Правила землепользования и застройки допускают ведение такой деятельности, включая застройку. Не согласны с выводами суда относительно опубликования оспариваемого решения.
В апелляционном представлении прокурор г. Перми просит решение суда отменить и требования заявителей удовлетворить в части - признать недействующим пункт 1 (п.п. 1.1-1.5) решения Пермской городской Думы от 23 сентября 2014 г. № 191. Оспариваемое решение в части графических материалов является нечитаемым, в связи с чем его опубликование нельзя признать надлежащим. Публичные слушания необходимо было проводить во всех районах города, где находятся земельные массивы, отнесенные к территориальной зоне Р-5. Не учтено, что обращение ПКГУП "Дирекция управления активами Пермского края", на которое ссылается суд в подтверждение соблюдения процедуры разработки оспариваемого решения, не содержит предложений об изменении градостроительных регламентов. Оспариваемое решение принято с нарушением градостроительного и лесного законодательства.
Министерство природных ресурсов и экологии РФ, привлеченное к участию в деле в качестве заинтересованного лица, в письменном отзыве на апелляционную жалобу и апелляционное представление считает их обоснованными и подлежащими удовлетворению.
Судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.
Согласно решению Пермской городской Думы от 23 сентября 2014 г. № 191 "О внесении изменений в Правила землепользования и застройки города Перми, утвержденные решением Пермской городской Думы от 20.06.2007 г. № 143" внесены изменения в Правила землепользования и застройки города Перми:
1.1. в статье 49 установить территориальную зону биопарков (Р-5) на территорию, ограниченную улицами <***> в Дзержинском районе города Перми, согласно приложению № 1 к настоящему решению (не приводится);
1.2. в статье 49.8 установить параметр по предельной высоте разрешенного строительства и реконструкции объектов капитального строительства не более 13,5 метра на территорию, ограниченную улицами <***> в Дзержинском районе города Перми, согласно приложению № 2 к настоящему решению (не приводится);
1.3. в статье 52:
1.3.1. в подпункте 2.1 строку "Р-5. Зона специальных парков" изложить в редакции:
"Р-5. Зона биопарков";
1.3.2. подпункт 2.2.1.1 дополнить абзацем следующего содержания:
"в) не более 13,5 метра;";
1.4. в подпункте 3.10 пункта 3 строку "специальные парки - зоопарк, ботанический сад, аквапарк, иное," изложить в редакции:
"биопарки, зоопарки, ботанические сады, аквапарки,";
1.5. в статье 52.6:
1.5.1. строку "Р-5. Зона специальных парков." изложить в
редакции:
"Р-5. Зона биопарков.";
1.5.2. в абзаце втором градостроительного регламента "Р-5. Зона специальных парков." слова "специальных парков:" исключить, после слов "ботанических садов," дополнить словом "биопарков,";
1.5.3. в видах разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства, установленных для территориальной зоны "Р-5. Зона специальных парков.":
1.5.3.1. после слов "ботанический сад" слово "аквапарк" исключить;
1.5.3.2. слова "иные специальные парки" заменить словом "биопарки";
1.5.3.3. после строки "вспомогательные строения и инфраструктура для отдыха: фонтаны, малые архитектурные формы" строки "объекты общественного питания,", "магазины.", "интернет-кафе,", "театры, эстрады, концертные залы (в том числе для представлений с животными и представлений на воде),", "киоски, лоточная торговля, - временные павильоны розничной торговли и бытового обслуживания населения," исключить;
1.5.3.4. после абзаца "Вспомогательные виды разрешенного использования:" дополнить абзацами следующего содержания:
"объекты общественного питания,
магазины,
интернет-кафе.
театры, эстрады, концертные залы (в том числе для представлений с животными и представлений на воде),
киоски, лоточная торговля, временные павильоны розничной торговли и бытового обслуживания населения,";
1.5.3.5 после условно разрешенных видов использования дополнить абзацем следующего содержания:
"Максимальный процент застройки в границах земельного участка, определяемый как отношение суммарной площади земельного участка, которая может быть застроена, ко всей площади земельного участка, - не более 20%.".
Таким образом, изменения коснулись территории, ограниченной улицами <***> в Дзержинском районе города Перми, которая ранее относилась к зоне городских лесов (ГЛ). Обе зоны (ГЛ и Р-5) входят в состав природно-рекреационных зон.
Оценивая содержание оспариваемого нормативного правового акта, суд пришел к обоснованному выводу, что указанный нормативный акт не противоречит требованиям федерального законодательства.
Как правильно указал суд, территориальная зона городских лесов применительно к Правилам землепользования и застройки и городские леса применительно к понятию леса по лесному законодательству не являются тождественными.
В соответствии с п.п. "г" п. 3 ч. 2 ст. 102 Лесного кодекса городские леса отнесены к защитным лесам, которые подлежат освоению в целях, предусмотренных частью 4 статьи 12 настоящего Кодекса.
Согласно ч. 4 ст. 12 ЛК РФ защитные леса подлежат освоению в целях сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов с одновременным использованием лесов при условии, если это использование совместимо с целевым назначением защитных лесов и выполняемыми ими полезными функциями.
В соответствии с ч. 1 ст. 6 ЛК РФ леса располагаются на землях лесного фонда и землях иных категорий. Согласно ст. 23 ЛК РФ земли лесного фонда состоят из лесничеств и лесопарков. Лесничества и лесопарки также располагаются на землях населенных пунктов, на которых расположены городские леса.
Проанализировав нормы лесного и земельного законодательства, суд пришел к правильному выводу, что городские леса не относятся к землям лесного фонда, а относятся к землям населенных пунктов. В свою очередь, в состав земель населенных пунктов могут входить территориальные зоны рекреационного назначения в соответствии с градостроительными регламентами, в состав рекреационных зон могут входить участки, занятые городскими лесами (ч. 1, 9 ст. 85 ЗК РФ). Как правильно отметил суд, изменение зоны спорной территории с ГЛ на Р-5 не привело к исключению данной территории из состава природно-рекреационных зон.
Согласно ч. 5 ст. 102 ЛК РФ в защитных лесах запрещается осуществление деятельности, несовместимой с их целевым назначением и полезными функциями. В соответствии с ч. 6 ст. 105 ЛК РФ изменение границ лесопарковых зон, зеленых зон и городских лесов, которое может привести к уменьшению их площади, не допускается.
Отклоняя доводы заявителей о несоответствии оспариваемого решения Пермской городской Думы вышеприведенным требованиям лесного законодательства, суд правильно учитывал то обстоятельство, что изменением территориальной зоны не произведено уменьшение площади, изменение границ городских лесов. Спорная территория не выведена из состава городских лесов. Отнесение указанной территории к иному виду зон рекреационного назначения не свидетельствует о возможности произвольного использования территории без учета статуса городских лесов. Вопросы о разрешении строительства на указанной территории городских лесов оспариваемым нормативным актом также не регламентированы. При этом суд обоснованно указал на то, что целесообразность изменения зонирования на зону Р-5 не может являться предметом судебной проверки.
Доводы апелляционной жалобы и апелляционного представления о нарушении лесного законодательства, о том, что оспариваемое решение Пермской городской Думы влечет возникновение неопределенной правовой ситуации, по существу основаны на отождествлении понятия и правовой регламентации городских лесов как территориальной зоны в соответствии с Правилами землепользования и застройки и городских лесов как территории в границах населенного пункта, в отношении которой установлены лесохозяйственные регламенты, в связи с чем указанные доводы не могут являться основанием для отмены решения суда.
Ссылка в жалобе и представлении прокурора на то, что оспариваемым нормативным актом не учтены требования законодательства об охране окружающей среды, ч. 2 ст. 36 ГрК РФ, предусматривающей, что градостроительные регламенты должны устанавливаться с учетом требований охраны не только особо охраняемых природных территорий, но и иных природных объектов, к которым относится спорная территория, также не влекут необходимость отмены решения суда. Оспариваемым решением Пермской городской Думы № 191 от 23.09.14. не решаются вопросы формирования земельных участков из состава городских лесов и выделения таких участков для использования с целями, несовместимыми с целями использования городских лесов.
Судом дана обоснованная критическая оценка доводам заявителей о нарушении порядка принятия оспариваемого нормативного акта.
Согласно ч. 3 ст. 33 ГрК РФ предложения о внесении изменений в правила землепользования и застройки в комиссию могут направляться в том числе физическими или юридическими лицами в инициативном порядке.
Соответствующее заявление поступило от ПКГУП "Дирекция по управлению активами Пермского края", которое было рассмотрено и принято на заседании Комиссии по землепользованию и застройке города Перми 13 августа 2014 г. Ссылка прокурора в апелляционном представлении на то, что данное обращение не содержит предложений об изменении градостроительных регламентов, не может быть принята во внимание, поскольку ч. 3 ст. 33 ГрК РФ не предъявляет таких требований к содержанию обращения.
В силу ч. 14 ст. 31 ГрК РФ в случае подготовки правил землепользования и застройки применительно к части территории поселения или городского округа публичные слушания по проекту правил землепользования и застройки проводятся с участием правообладателей земельных участков и (или) объектов капитального строительства, находящихся в границах указанной части территории поселения или городского округа. В случае подготовки изменений в правила землепользования и застройки в части внесения изменений в градостроительный регламент, установленный для конкретной территориальной зоны, публичные слушания по внесению изменений в правила землепользования и застройки проводятся в границах территориальной зоны, для которой установлен такой градостроительный регламент. В этих случаях срок проведения публичных слушаний не может быть более чем один месяц.
В соответствии с п. 6 ст. 32 Правил землепользования и застройки г. Перми участниками публичных слушаний по проекту о внесении изменений в настоящие Правила являются жители города Перми, правообладатели земельных участков и объектов капитального строительства, расположенных в городе Перми, иные заинтересованные лица.
Публичные слушания по проекту о внесении изменений в настоящие Правила проводятся в каждом внутригородском административно-территориальном образовании - районе города Перми - в случае, когда проект о внесении изменений в настоящие Правила подготовлен применительно ко всей территории города Перми.
Как правильно указал суд, поскольку оспариваемое решение Пермской городской Думы касается внесения изменений в Правила землепользования и застройки в части внесения изменений в градостроительный регламент, установленный для конкретной территориальной зоны, публичные слушания проведены в соответствии с ч. 14 ст. 31 ГрК РФ в сокращенные сроки и на территории Дзержинского района города Перми, в котором расположена территориальная зона, в отношении которой внесены изменения в Правила.
Судом обоснованно учитывалось то обстоятельство, что все жители города имели равный доступ на участие в публичных слушаниях, сообщение о проведении публичных слушаний было официально опубликовано, согласно протоколу публичных слушаний в них принимали участие жители города Перми, проживающие в различных районах, то есть право заявителей на участие в публичных слушаниях нарушено не было.
Относительно опубликования решения Пермской городской Думы от 23.09.14 № 191 суд обоснованно исходил из того, что нормативный правовой акт опубликован в "Официальном бюллетене органов местного самоуправления муниципального образования город Пермь" от 30.09.2014 г. № 71. часть 2, включая графические приложения к данному решению. Указанное печатное средство массовой информации утверждено для опубликования муниципальных правовых актов решением Пермской городской Думы от 26.09.06. № 255. Доводы заявителей и прокурора о том, что графические материалы являются нечитаемыми, не свидетельствуют об отсутствии надлежащей публикации нормативного акта и не влечет необходимость признания его недействующим. В текстовой части оспариваемого решения дано описание территории, в отношении которой установлена территориальная зона Р-5. Соответствие графических приложений текстовой части не оспаривалось.
Доводы апелляционной жалобы и апелляционного представления основаны на ином толковании закона, не содержат фактов, которые не были бы проверены и учтены судом при рассмотрении дела, влияли на законность и обоснованность решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем не могут служить основанием для отмены решения. Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Апелляционную жалобу Г., Ч., апелляционное представление прокурора г. Перми на решение Ленинского районного суда г. Перми от 23 декабря 2014 г. оставить без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи


------------------------------------------------------------------