Типы документов

Реклама

Партнеры

Решение Пермского краевого суда от 23.10.2015 по делу N 3-188-2015 <О признании недействующим Постановления Региональной службы по тарифам Пермского края от 29.10.2014 N 177-т "О тарифах на тепловую энергию ">



ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 23 октября 2015 г. по делу № 3-188-2015

Пермский краевой суд в составе
председательствующего судьи Няшина В.А.
при секретаре Н., с участием прокурора Кузнецовой И.А.,
представителя ЗАО "***" Д., представителей Региональной службы по тарифам Пермского края Е.Т.И. и Б., рассмотрев 23 октября 2015 года в открытом судебном заседании в г. Перми дело по административному иску ЗАО "***" о признании недействующим Постановления Региональной службы по тарифам Пермского края от 29.10.2014 г. № 177-т "О тарифах на тепловую энергию (мощность), поставляемую потребителям ЗАО "***" (Верещагинский район)" недействующим со дня его принятия, в части установления для потребителей ЗАО "***" (Верещагинский район) тарифов: на период: с 01.07.2015 г. по 31.12.2015 г. в размере 1649,39 руб./Гкал (без НДС), с 01.01.2016 г. по 30.06.2016 г. в размере 1649,39 руб./Гкал (без НДС), с 01.07.2016 г. по 31.12.2016 г. в размере 1721,7 руб./Гкал (без НДС), с 01.01.2017 г. по 30.06.2017 г. в размере 1721,07 руб./Гкал (без НДС) и с 01.07.2017 г. по 31.12.2017 г. в размере 1781,89 руб./Гкал (без НДС),

установил:

29.10.2014 г. Региональной службой по тарифам Пермского края принято Постановление № 177-т. Указанное спорное постановление было опубликовано в "Бюллетене законов Пермского края, правовых актов губернатора Пермского края, Правительства Пермского края, исполнительных органов государственной власти Пермского края" № 45 от 17.11.2014 г.
Указанным Постановлением установлены и введены в действие тарифы на тепловую энергию, поставляемую теплоснабжающей организацией потребителям тепловой энергии, со следующей календарной разбивкой: на период с 01.01.2015 г. по 30.06.2015 г. в размере 1911,67 руб./Гкал. (без НДС), а на периоды: с 01.07.2015 г. по 31.12.2015 г. в размере 1649,39 руб./Гкал (без НДС), с 01.01.2016 г. по 30.06.2016 г. в размере 1649,39 руб./Гкал (без НДС), с 01.07.2016 г. по 31.12.2016 г. в размере 1721,07 руб./Гкал (без НДС), с 01.01.2017 г. по 30.06.2017 г. в размере 1721,07 руб./Гкал (без НДС) и с 01.07.2017 г. по 31.12.2017 г. в размере 1781,89 руб./Гкал (без НДС).
ЗАО "***" обратилось в суд с административным исковым заявлением о признании недействующим указанного постановления, в соответствующей части. В обоснование своих требований заявитель ссылался на то, что тарифы на тепловую энергию установлены на уровне ниже экономически обоснованных, не обеспечивают компенсацию расходов и прибыль предприятия, надлежащую эксплуатацию объектов теплоснабжения, поскольку при определении размера тарифов и исчислении необходимой валовой выручки предприятия РСТ не были приняты во внимание расчеты и документы, представленные обществом в подтверждение расходов. Заявитель полагал, что тарифы на тепловую энергию установлены с нарушением принципов регулирования цен (тарифов) в сфере теплоснабжения, закрепленных в статье 7 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ "О теплоснабжении", пунктов 33, 40, 42, 44, 45 Основ ценообразования в сфере теплоснабжения, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 октября 2012 г. № 1075, вследствие чего заявленные им суммы расходов, по соответствующим статьям затрат, неправомерно уменьшены.
В обоснование заявленных требований ЗАО "***" также указало на то, что вопреки требованиям пунктов 29 и 32 Правил регулирования цен (тарифов) в сфере теплоснабжения", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 22.10.2012 г. № 1075, ни в экспертном заключении РСТ Пермского края, ни в выписке из протокола заседания правления РСТ Пермского края от 29.10.2014 г. не указаны конкретные правовые основания, по которым ответчик отказался принять отдельные расходы, предложенные Заявителем. Таким образом, по мнению заявителя, у РСТ Пермского края имелись основания для установления тарифа в большем размере при проведении обоснованной экспертизы заявленных обществом затрат, установленный тариф является экономически необоснованным.
В судебном заседании представитель ЗАО "***" Д., действующий на основании доверенности, поддержал заявленные требования.
Представители Региональной службы по тарифам Пермского края Е.Т.И. и Б. с заявленными требованиями не согласились. Пояснили, что материалы тарифного дела подтверждают законность и обоснованность оспариваемого Постановления.
Заслушав представителей сторон, заключение прокурора о наличии оснований для удовлетворения заявления, исследовав материалы дела, суд приходит к выводу о том, что заявленные требования подлежат удовлетворению.
При рассмотрении данного дела следует исходить из того, что на федеральном уровне отношения в области тарифов на тепловую энергию урегулированы Федеральным законом от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ "О теплоснабжении" (далее - Федеральный закон № 190-ФЗ).
Согласно части 1, пункту 1 части 2 ст. 5, части 3 ст. 7 Федерального закона "О теплоснабжении" установление тарифа на тепловую энергию (мощность), поставляемую теплоснабжающими организациями потребителям, является полномочием органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере теплоснабжения.
Региональная служба по тарифам Пермского края, является исполнительным органом государственной власти Пермского края, осуществляющим реализацию единой политики в сфере государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию; ее одной из основных задач является установление подлежащих государственному регулированию цен (тарифов) в сфере теплоснабжения.
Таким образом, оспариваемое ЗАО "***" Постановление Региональной энергетической комиссии Пермского края принято полномочным органом в пределах компетенции субъекта Российской Федерации.
В соответствии со статьей 3 Федерального закона "О теплоснабжении" общими принципами организации отношений в сфере теплоснабжения являются, в частности, соблюдение баланса экономических интересов теплоснабжающих организаций и интересов потребителей; обеспечение экономически обоснованной доходности текущей деятельности теплоснабжающих организаций и используемого при осуществлении регулируемых видов деятельности в сфере теплоснабжения инвестированного капитала; обеспечение недискриминационных и стабильных условий осуществления предпринимательской деятельности в сфере теплоснабжения; обеспечение энергетической эффективности теплоснабжения и потребления тепловой энергии с учетом требований, установленных федеральными законами.
Государственное регулирование цен (тарифов) на тепловую энергию (мощность) осуществляется на основе принципов, установленных настоящим Федеральным законом, в соответствии с основами ценообразования в сфере теплоснабжения, правилами регулирования цен (тарифов) в сфере теплоснабжения, утвержденными Правительством Российской Федерации, иными нормативными правовыми актами и методическими указаниями, утвержденными федеральным органом исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов в сфере теплоснабжения (часть 1 ст. 10 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ "О теплоснабжении").
Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 г. № 109 "О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации" утверждены Основы ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации (далее - Основы ценообразования) и Правила государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации (далее - Правила).
В соответствии с пунктом 4 Правил органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов до начала очередного финансового года устанавливают на розничном рынке регулируемые тарифы (цены) на тепловую энергию (мощность) в рамках установленных Федеральной службой по тарифам предельных уровней тарифов.
В силу пункта 8 Правил организации, осуществляющие регулируемую деятельность, до 1 мая года, предшествующего периоду регулирования, представляют в органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов обоснованные предложения об установлении тарифов и (или) предельных уровней тарифов в соответствии с Основами ценообразования. Тарифы и (или) их предельные уровни вводятся в действие с начала очередного года на срок не менее одного года (пункт 6 Правил).
В силу пункта 14 Основ ценообразования тарифы могут устанавливаться с календарной разбивкой, а также с разбивкой по категориям потребителей с учетом региональных и иных особенностей. Пунктом 15 Основ ценообразования предусмотрено, что при регулировании тарифов применяются метод экономически обоснованных расходов (затрат), метод доходности инвестированного капитала и метод индексации тарифов.
В соответствии с пунктом 16 Правил регулирующий орган проводит экспертизу предложений об установлении тарифов и назначает экспертов из числа своих сотрудников. Как следует из материалов дела, 30.04.2014 ЗАО "***" обратилось в РСТ Пермского края с заявлением об установлении тарифов на тепловую энергию (от 30.04.2014 № СЭД-46-07-12-287).
Приказом РСТ Пермского края от 15.05.2014 № 117-од открыто дело об установлении тарифов. Уполномоченным по делу назначен консультант отдела регулирования коммунальной сферы Е.Т.П. (далее - эксперт). Постановлением от 29.10.2014 № 177-т, принятым на заседании правления РСТ Пермского края, были установлены тарифы на тепловую энергию для ЗАО "***" (Верещагинский район), со следующей календарной разбивкой: Котельная (Верещагинский район, Верещагинское городское поселение. Для потребителей, в случае отсутствия дифференциации тарифов по схеме подключения: с 01.01.2015 по 30.06.2015: 1 911,67 руб./Гкал (без НДС); с 01.07.2015 по 31.12.2015: 1 649,39 руб./Гкал (без НДС); с 01.01.2016 по 30.06.2016: 1 649,39 руб./Гкал (без НДС); с 01.07.2016 по 31.12.2016: 1 721,07 руб./Гкал (без НДС); с 01.01.2017 по 30.06.2017: 1 721,07 руб./Гкал (без НДС); с 01.07.2017 по 31.12.2017: 1 781,89 руб./Гкал (без НДС).
Для населения: с 01.01.2015 по 30.06.2015: 1 911,67 руб./Гкал (без НДС). С 01.07.2015 по 31.12.2015: 1 649,39 руб./Гкал (без НДС); с 01.01.2016 по 30.06.2016: 1 649,39 руб./Гкал (без НДС); с 01.07.2016 по 31.12.2016: 1 721,07 руб./Гкал (без НДС); с 01.01.2017 по 30.06.2017: 1 721,07 руб./Гкал (без НДС); с 01.07.2017 по 31.12.2017: 1 781,89 руб./Гкал (без НДС). Тарифы установлены на долгосрочный период регулирования с использованием метода индексации установленных тарифов.
При проверке доводов заявителя о необоснованности содержащихся в заключении эксперта выводов, следует исходить из того, что к общим принципам организации отношений в сфере теплоснабжения относятся, в частности, соблюдение баланса экономических интересов теплоснабжающих организаций и интересов потребителей; обеспечение экономически обоснованной доходности текущей деятельности теплоснабжающих организаций и используемого при осуществлении регулируемых видов деятельности в сфере теплоснабжения инвестированного капитала; обеспечение недискриминационных и стабильных условий осуществления предпринимательской деятельности в сфере теплоснабжения (часть 1 статьи 3 Федерального закона № 190-ФЗ), а также принцип обеспечения доступности тепловой энергии (мощности), теплоносителя для потребителей (часть 1 статьи 7 этого же Закона).
Заявитель указывает на то, что ответчиком в своем экспертном заключении (пункт 26 раздела X "Анализ экономической обоснованности расходов по статьям затрат" экспертного заключения РСТ Пермского края на 2015-2017 годы) была необоснованно учтена амортизация основных средств Заявителя на 2015 год лишь в размере 715 тыс. рублей. При этом ответчик в своем заключении на 2015-2017 годы указал, что в расчете тарифа он принял за основу затраты на амортизацию, исходя из уровня базового периода (то есть, на уровне 2013 года) со ссылкой на то, что ему истцом не были представлены подтверждающие документы. Однако, по мнению истца, ответчик неправомерно занизил данную статью затрат Заявителя (сумму амортизации основных средств ЗАО "***"). Согласно пункту 73 Основ ценообразования величина амортизации основных средств и нематериальных активов устанавливается на каждый год долгосрочного периода регулирования в году, предшествующем долгосрочному периоду регулирования, в соответствии с методическими указаниями с учетом остаточной стоимости основных средств и нематериальных активов по данным бухгалтерского учета регулируемой организации. Сумма амортизации основных средств определяется в соответствии с Налоговым кодексом РФ. Поэтому на основании первичных документов, а именно инвентарных карточек учета объектов основных средств (унифицированная форма № ОС-6) Истцом был произведен расчет сумм амортизации по объектам основных средств ЗАО "***", подлежащих включению в тариф на отпуск тепловой энергии в 2015 году, в соответствии с Постановлением Правительства РФ № 1 от 01.01.2002 года. Амортизация основных средств была рассчитана Заявителем линейным способом согласно ПБУ-6/01 "Учет основных средств" (утв. Приказом Минфина РФ № 26н от 30.03.2001 г.), а соответствующие амортизационные группы основных средств были определены также в соответствии с вышеуказанным Постановлением Правительства РФ № 1 от 01.01.2002 года. Кроме того, ответчику истцом было представлено заключение специалиста № ** от 14.10.2014 г., в котором была указана сумма амортизации в размере 754,63 тыс. рублей (стр. 19-21 заключения специалиста). При этом специалистом в своем заключении было указано, что исходя из того, что в расчетном периоде произойдет изменение в составе основных средств ЗАО "***" в связи с вводом в эксплуатацию вновь построенной теплотрассы, специалист пришел к выводу, что сумма амортизации, подлежащая включению в себестоимость тарифа на отпуск тепловой энергии в 2015 году, составит 754,63 тыс. рублей. Однако, как указывает истец, данные выводы специалиста и соответствующие расчеты амортизации выполненные истцом, ответчиком были проигнорированы.
Согласно пункту 16 Основ ценообразования при использовании метода экономически обоснованных расходов (затрат), который был применен в отношении тарифов для ЗАО "***", регулируемые тарифы (цены) рассчитываются на основе размера необходимой валовой выручки организации, осуществляющей регулируемую деятельность, от реализации каждого вида продукции (услуг) и расчетного объема производства соответствующего вида продукции (услуг) за расчетный период регулирования.
Определение состава расходов, включаемых в необходимую валовую выручку, и оценка их экономической обоснованности производятся в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными правовыми актами, регулирующими отношения в сфере бухгалтерского учета (пункт 17 Основ ценообразования).
В силу пункта 19 Основ ценообразования расходы, связанные с производством и реализацией продукции (услуг) по регулируемым видам деятельности, включают следующие группы расходов: 7) на амортизацию основных средств и нематериальных активов; 8) прочие расходы.
Довод ЗАО "***" о необоснованном занижении регулирующим органом размера амортизационных отчислений является обоснованным. Амортизационные отчисления приняты экспертом в меньшем размере, по сравнению с представленной истцом заявкой, на основании сведений базового периода, со ссылкой на то, что документы, подтверждающие наличие имущественного комплекса с указанием балансовой стоимости, норм амортизации, остаточной стоимости истцом не предоставлены.
Спор возник в связи с разными подходами сторон к необходимости учета размера амортизационных отчислений в отношении теплотрассы, построенной и введенной в эксплуатацию в 2014 году, общей балансовой стоимостью 981,6 тыс. рублей. Ответчик исходит из того, что амортизационные отчисления в отношении указанной теплотрассы не подлежат учету, поскольку согласно письму ФСТ России от 11.06.2014 № СЗ-6425/5 в случае, если организацией не подтвержден факт осуществления регулируемой деятельности (не предоставлены правоустанавливающие документы, подтверждающие право пользования имуществом на очередной период регулирования, или договоры об осуществлении регулируемых видов деятельности на очередной период регулирования), у органа регулирования не имеется оснований для установления в отношении такой организации регулируемых тарифов в сфере теплоснабжения. Ответчик ссылается на то, что тепловые сети, прочно связанные с землей, являются объектом недвижимости (ст. 130 ГК РФ), право собственности на которые подлежит государственной регистрации (ст. 131 ГК РФ). Однако, доказательств государственной регистрации права собственности на тепловые сети не представлено, в связи с чем у эксперта отсутствовали основания для включения стоимости теплотрассы в расчет тарифа.
Вместе с тем, следует исходить из того, что при расчете амортизационных отчислений, следует руководствоваться Налоговым кодексом Российской Федерации. Согласно п. 4, ст. 259 НК РФ, начисление амортизации по объектам амортизируемого имущества, в том числе по объектам основных средств, права на которые подлежат государственной регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации, начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию, независимо от даты его государственной регистрации. Соответствующие положения закреплены в п. 52 Методических указаний по учету основных средств - утвержденных Приказом Минфина РФ № 91н от 13.10.2003 г.
Соответственно, следует исходить из того, что, если право собственности на основное средство подлежит государственной регистрации, как это имеет место в данном случае, факт подачи документов на регистрацию и самой государственной регистрации права собственности на данный объект не препятствует принятию вновь возведенного объекта недвижимости (теплотрассы) к бухгалтерскому и налоговому учету не влияет.
Кроме того, следует исходить из того, что, как явствует из материалов тарифного дела, указанная теплотрасса фактически была введена Истцом в эксплуатацию в октябре 2013 г. и фактически эксплуатировалась им на момент принятия решения об утверждении тарифов, о чем ответчику было известно, поскольку ему истцом вместе с первичными документами о строительстве (сооружении) теплотрассы (Акты по форме КС-2, КС-3) был также представлен договор теплоснабжения с использованием указанной теплотрассы, акты и счета - фактуры, подтверждающие поставку тепловой энергии новому абоненту ЗАО "***" - МБДОУ "Детский сад № **" (г. ****, ул. ****), который был подключен в октябре 2013 г. к котельной Истца с использованием данной теплотрассы. Увеличение полезного отпуска тепла (которое прямо влияет на снижение стоимости тарифа на тепловую энергию) в результате подключения вышеуказанного нового абонента к котельной истца в экспертном заключении было учтено, однако, расходы на производство данного дополнительного полезного отпуска тепла, ответчиком учтены не были, общий размер амортизационных отчислений, с учетом ввода в эксплуатацию и фактической амортизации указанного объекта, не был увеличен. Таким образом, факт ввода указанного объекта в эксплуатацию с 1 октября 2013 года, подтверждается документами, представленными в материалы тарифного дела.
Ссылка ответчика на то, что истцом ему не была представлена ведомость учета основных средств и начисленных амортизационных отчислений не препятствует удовлетворению исковых требований, так как указанные документы, на которые ссылается ответчик, составляются на основании первичных документов (товарных накладных, актов о приемке выполненных работ, справок о стоимости выполненных работ и затрат и т.д.), которые истцом ответчику были представлены в период времени, непосредственно предшествующий установлению тарифов.
Сказанное относится и к ссылке ответчика на то, что истцом расчет амортизационных отчислений основных средств был составлен не по типовой форме, также не влияет на достоверность данных, представленных истцом ответчику по указанной статье затрат с целью утверждения для абонентов экономически обоснованного тарифа. Следует отметить, что в случае возникновения сомнений в обоснованности расчетов истца по данному вопросу и достаточности представленных им документов, эксперт имел право и реальную возможность запросить у истца недостающие документы и дополнительное обоснование (п. 14 Регламента открытия дел об установлении регулируемых цен (тарифов) и отмене регулирования тарифов в сфере теплоснабжения, утвержденного Приказом Федеральной службы по тарифам России от 07.06.2013 года № 163, чего в данном случае, сделано не было.
Следует также отметить, что в соответствующем столбце графы 26 экспертного заключения (л.д. 48), в котором должно содержаться обоснование выводов эксперта о недопустимости принятия заявленных истцом амортизационных отчислений по указанному объекту, какого - либо обоснования вообще не содержится. Таким образом, вывод эксперта по данному вопросу является немотивированным.
Ссылка ответчика на то, что в случае представления истцом документов на теплотрассу в соответствии с установленными законом требованиями, стоимость теплотрассы может быть учтена при корректировке тарифов на 2016-2017 г.г., также не может быть принята во внимание, поскольку при рассмотрении данного дела решается вопрос о законности оспариваемого постановления, основанного на экспертном заключении, и суд обязан дать правовую оценку законности оспариваемого нормативного правового акта на момент его принятия. При этом не имеет правового значения наличие у ответчика в будущем возможности корректировки тарифа, исходя из новых обстоятельств, возникших на момент соответствующей корректировки.
Следует признать обоснованным довод общества о необоснованном занижении регулирующим органом заявленного истцом размера общехозяйственных расходов. Истец ссылается на то, что в своем экспертном заключении (пункт 13 раздела X "Анализ экономической обоснованности расходов по статьям затрат" экспертного заключения РСТ Пермского края на 2015 - 2017 годы) был значительно занижен размер общехозяйственных расходов, предлагаемых Заявителем для включения в тариф на 2015 год - с 610,7 тыс. рублей до 86,4 тыс. рублей. При этом, эксперт в своем заключении на 2015 - 2017 годы указал, что в расчете тарифа он принял за основу затраты на общехозяйственные расходы, исходя из уровня базового периода (то есть, на уровне 2013 года), ничем при этом не мотивировав свое вышеуказанное решение. По мнению истца, в обоснование заявленного размера общехозяйственных расходов ЗАО "***" ответчику были представлены все необходимые обосновывающие первичные документы, из которых следует, что общая сумма общехозяйственных расходов Заявителя в 2013 году (базовый период) составила 880 724,34 рублей. Так, в частности, ответчику Заявителем было представлено решение Арбитражного суда Пермского края от 15.10.2013 года по делу № **, трудовой договор с бухгалтером от 15.08.2013 г., накладные, акты, счета - фактуры и т.д.
Истец ссылается на то, что в соответствии с данными документами вознаграждение конкурсного управляющего (руководителя) ЗАО "***" в соответствии с указанным решением арбитражного суда установлено в размере 30 000 рублей ежемесячно. Размер оплаты труда бухгалтера в соответствии с трудовым договором составляет 15 000 рублей в месяц, без учета уральского коэффициента. Сумма расходов на вознаграждение конкурсного управляющего и оплату труда бухгалтера (с учетом уральского коэффициента) составит 47 250 рублей в месяц (30 000 + 15 000 x 115% (уральский коэффициент)) или 567 000 рублей в год (47 250 руб. x 12 месяцев). Страховые взносы на социальные нужды составляют 30,2% от указанной суммы, в связи с чем, они составили 171 234 рублей (567 000 руб. x 30,2%). Также для обеспечения деятельности конкурсного управляющего был заключен договор от 15.10.2013 г. с ООО "Консалтинговая группа "***", в соответствии с которым оно предоставляет ЗАО "***" оборудованное рабочее место, услуги по пользованию оргтехникой, почтово-секретарские услуги по адресу: ****. В соответствии с указанным договором стоимость перечисленных услуг составляет 6 000 рублей в месяц. В представленном ответчику заключении специалиста № ** от 14.10.2014 г. была проанализирована обоснованность всех вышеуказанных услуг, и специалист пришел к выводу, что их стоимость подлежит включению в состав общехозяйственных расходов предприятия, поскольку ЗАО "***" не имеет своего офисного помещения и оргтехники, при этом оно обязано предоставить рабочее место для деятельности конкурсного управляющего (стр. 31-33 заключения специалиста в материалах тарифного дела). Стоимость аренды рабочего места, подлежащая включению в состав общехозяйственных расходов, составила 72 000 рублей в год. Также ОАО "***" в 2013 году предоставило ЗАО "***" услуги связи стоимостью 54 854,59 рублей. ЗАО "***", ЗАО "***" в Перми", ООО "***" в 2013 году предоставили ЗАО "***" услуги по обязательной публикации сообщений, связанных с делом о банкротстве ЗАО "***", на общую сумму 8 598,09 рублей. Таким образом, по мнению истца, общая сумма общехозяйственных расходов в 2015 году с учетом прогнозных индексов-дефляторов, утвержденных Минэкономразвития РФ на 2014 и 2015 годы, должна была составить: 567 000 руб. + 171 234 руб. + 72 000 руб. + (54 854,59 руб. + 8 598,09) x 105,6% x 105,2% = 880 724, 34 рублей. Так как учетной политикой ЗАО "***" не установлен порядок распределения общехозяйственных расходов, общехозяйственные расходы были распределены специалистом между подразделениями общества пропорционально прямым затратам на производство тепловой энергии по каждому подразделению. ЗАО "***" имеет два подразделения: в г. Очер и в г. Верещагино Пермского края. В ходе проведения анализа представленных истцом документов специалистом было установлено, что прямые затраты ЗАО "***" на производство и отпуск тепловой энергии в г. Верещагино Пермского края в 2015 году составят 6 637,40 тыс. рублей, а прямые затраты ЗАО "***" на производство тепловой энергии в г. Верещагино Пермского края и в г. Очер Пермского края в 2015 году в общей сумме составят 9 571,84 тыс. рублей. Таким образом, по мнению истца, сумма общехозяйственных расходов, подлежащая включению в состав затрат для установления тарифа на тепловую энергию, отпускаемую в Верещагино в 2015 году составила: 6 637,40 тыс. руб. / 9 571,84 тыс. руб. * 880,72 тыс. руб. (общая сумма общехозяйственных расходов) = 610,72 тыс. рублей.
Оспаривая утверждения истца, ответчик указывает на то, что в материалы тарифного дела на 2015 год было предоставлено определение Арбитражного суда Пермского края от 14.04.2014 по делу № **, в соответствии с которым конкурсное производство в отношении ЗАО "***" продлевается на шесть месяцев, с 14.04.2014 по 14.10.2014. Экспертиза тарифов проходила в конце октября 2014 года. Документов, подтверждающих продление процедуры конкурсного производств, в адрес РСТ Пермского края от ЗАО "***" не поступало. Таким образом, по мнению ответчика, у эксперта не было оснований включать расходы на вознаграждение конкурсного управляющего с учетом страховых взносов в размере 324,8 тыс. руб. и, соответственно, стоимость аренды рабочего места в размере 72 тыс. руб., в тариф на 2015 год.
При оценке доводов сторон следует исходить из того, что ответчик в для целей расчета тарифа на 2015 г. обязан был учесть все относимые к производству тепловой энергии затраты истца, фактически уже понесенные им в периоде, который является базовым для выполнения расчетов на 2015 год, - в 2013 году. Вместе с тем, если принимать во внимание соответствующие расходы истца, понесенные им только в базовом периоде - в 2013 году, то очевидно, что ответчику следовало решить вопрос о необходимости учета расходов истца в размере не менее 142 500 рублей. Из материалов дела явствует, что вознаграждение конкурсного управляющего за 2,5 месяца 2013 года (с 15 октября 2013 г. по 31.12.2013 г.), составило 75 000 рублей. Заработная плата бухгалтера за 4,5 месяца (с 15.08.2013 г. по 31.12.2013 г.), составила 67 500 рублей. Подлежали учету и страховые взносы в размере 30,2% от вышеуказанного фонда оплаты труда в размере 142 500 рублей. Общий перечень указанных расходов приведен на стр. 32 заключения специалиста № ** от 14.10.2014 г.
Ссылки ответчика на отсутствие у него доказательств (определения арбитражного суда и т.д.) продления полномочий конкурсного управляющего ЗАО "***" на период после 14.10.2014 г. и соответственно доказательств продления самой процедуры конкурсного производства в отношении ЗАО "***" после указанной даты, не могут быть признаны обоснованными. Как было отмечено выше, указанное обстоятельство не освобождало ответчика от обязанности учитывать соответствующие расходы, понесенные истцом в базовом периоде времени. Кроме того, соответствующая информация является общедоступной, размещается на сайте арбитражного суда и могла быть получена ответчиком, которому был известен номер дела о банкротстве истца, рассматриваемого арбитражным судом. Эта информация могла быть запрошена ответчиком у истца, тем более что факт ведения конкурсного производства в период подготовки оспариваемого постановления никем не оспаривается и ответчику об этом было известно.
По расчету истца, указанные экономически обоснованные общехозяйственные расходы составили не менее: 50 000 руб. + 142 500 руб. = 192 500 рублей, без учета страховых взносов в размере 30,2% от вышеуказанного фонда оплаты труда в размере 142 500 рублей. Однако, ответчиком общехозяйственные расходы были приняты для целей утверждения для Истца тарифа на 2015 г. лишь в размере 86 400 рублей, на уровне базового периода, которым являлся 2013 год. Сказанное относится к доводам истца в отношении прочих общехозяйственных расходов Истца (услуги телефонной связи ОАО "***", аренда рабочего места для конкурсного управляющего ЗАО "***", канцелярские товары и т.д.).
Ссылки ответчика на то, что кроме деятельности по теплоснабжению истец имеет возможность осуществлять и иную деятельность, предусмотренную его уставом, соответственно, общехозяйственные расходы, понесенные в течение расчетного периода, следует делить пропорционально размеру затрат по каждому из видов осуществляемой им деятельности, не препятствуют удовлетворению иска. Бухгалтерская отчетность о деятельности общества в 2012-2013 годах была представлена истцом в регулирующий орган по его запросу от 11 июня 2014 года (письмо № ** от 18 июля 2014 года), однако, в период времени, предшествующий утверждению тарифов, на указанное выше обстоятельство регулирующий орган не ссылался, соответствующие ссылки отсутствуют и в экспертном заключении. Следует отметить, что уже в ходе данного судебного разбирательства у эксперта имелась возможность применения указанного подхода к распределению всех общехозяйственных расходов, понесенных истцом в течение расчетного периода, с тем, чтобы доказать обоснованность определения таких расходов, связанных с деятельностью истца по теплоснабжению потребителей Верещагинского района в размере 86,4 тыс. рублей (л.д. 47), однако, этого сделано не было.
Также ответчиком без надлежащего обоснования не были учтены расходы истца на составление экономически обоснованных расчетов для их последующего представления в РСТ Пермского края и утверждения тарифа на 2015 г. Данные расходы составили, по утверждению истца, 50 000 рублей, которые были уплачены по договору с ООО "***" № ** от 31.03.2014 г. и, по мнению истца и специалиста, относятся к категории обоснованных, поскольку в штате истца отсутствует соответствующий специалист (экономист), а в силу п.п. 13, 14, 15, 16 Правил регулирования регулируемая организация обязана представить в орган регулирования предложение об установлении цен (тарифов) и заявление о выборе метода регулирования тарифов в срок до 1 мая года, предшествующего очередному расчетному периоду регулирования. Указанные расходы были отнесены экспертом к категории прочих расходам (графа 18, л.д. 48), однако, не были приняты в полном объеме, со ссылкой на то, что они не подтверждены документами.
Подобное обоснование непринятия указанных расходов представляется ненадлежащим. Судя по описи документов, представленных истцом в регулирующий орган 15 октября 2014 года, в числе этих документов, которые были прошиты, фигурировали договор с ООО "***" № ** от 31.03.2014 г. и акт приемки выполненных по договору работ. В настоящее время, в соответствующей папке, являющейся приложением к тарифному делу, указанные документы отсутствуют. Вместе с тем, по мнению суда, следует исходить из того, что поскольку при принятии пакета документов работники регулирующего органа не сделали отметку об отсутствии среди них указанных двух документов, указанные документы были представлены, наряду с прочими, поскольку иного ответчиком не доказано. Соответственно, эксперт не вправе был указывать на полное отсутствие документов, подтверждающих факт возникновения у истца расходов на указанную сумму. Следует также отметить, что судя по заключению специалиста № **, которое было представлено ответчику, копии указанных двух документов были представлены истцом специалисту (стр. 32 заключения и приложения 529, 530), анализировались им и использовались им в расчетах. В случае, если, по каким-то причинам, на момент подготовки заключения и анализа дополнительно представленных истцом 15 октября 2014 года документов эксперт указанными документами не располагал, он мог запросить их у истца.
Ссылки ответчика на то, что составление экономически обоснованных расчетов для их последующего представления в РСТ Пермского края и утверждения тарифа на 2015 г. должно быть произведено штатными работниками истца, не основаны на законе и фактических обстоятельствах дела, из которого явствует, что в штате общества имеется лишь один работник - бухгалтер, который не обладает соответствующей квалификацией, при том, что выполнение указанной работы к его функциональным обязанностям не отнесено. При этом предложение об установлении цен (тарифов) состоит из заявления регулируемой организации об установлении цен (тарифов) и необходимых материалов, указанных в п. 16 Правил регулирования и т.д. Следует согласиться с доводами истца о том, что данные общехозяйственные (операционные) расходы прямо предусмотрены подпунктом "д" пункта 58 Основ ценообразования.
Следует отметить, что все перечисленные выше возражения ответчика были сформулированы им лишь в процессе подготовки к рассмотрению данного дела, однако, ссылок на соответствующие обстоятельства, как на основание для снижения размера заявленных истцом расходов, в экспертном заключении не имеется. Соответственно, эти возражения вообще не подлежат учету и оценке при рассмотрении данного дела, поскольку, судя по экспертному заключению, в обоснование своих выводов о непринятии заявленных истцом расходов эксперт на указанные обстоятельства не ссылался. Следует исходить лишь из тех обстоятельств, на которые имеются ссылки в соответствующем разделе экспертного заключения (19 столбец).
По мнению суда, следует признать обоснованным довод общества о необоснованном занижении регулирующим органом нормативного уровня прибыли. По мнению заявителя, поскольку итоговая сумма планируемых расходов (размер полной производственной себестоимости тепловой энергии), включенных РСТ Пермского края в расчет тарифа на тепловую энергию на 2015 год, получилась меньше суммы планируемых расходов (размера полной производственной себестоимости тепловой энергии), предложенных ЗАО "***" включению в тариф на тепловую энергию на 2015 год, то и размер учтенной ответчиком в тарифе годовой прибыли предприятия получился необоснованно ниже размера годовой прибыли, предложенного Заявителем для включения в тариф на 2015 год (пункт 42 раздела X "Анализ экономической обоснованности расходов по статьям затрат" экспертного заключения РСТ Пермского края на 2015 - 2017 годы). Размер предлагаемой Заявителем годовой прибыли был заявлен в сумме 362,4 тыс. рублей, а ответчиком для включения в тариф на 2015 год по вышеуказанной причине был принят размер годовой прибыли Заявителя только в сумме 342,9 тыс. рублей.
По мнению суда, факт необоснованного занижения регулирующим органом нормативного уровня прибыли в данном случае является очевидным, поскольку, как было указано выше, им было принято необоснованное решение о недопустимости принятия заявленных истцом экономически обоснованных расходов (затрат), что неизбежно повлекло за собой неправильный подход к определению размера годовой прибыли истца.
Заявитель представил в материалы тарифного дела заключение специалиста № ** от 14.10.2014 г., согласно которому планируемая прибыль предприятия может быть направлена на покрытие непредвиденных расходов, в том числе на оплату обязательного минимального налога в связи с применением упрощенной системы налогообложения, который установлен в размере 1% от выручки. Он ссылался на то, что в соответствии с п. 74. Основ ценообразования прибыль в очередной расчетный период регулирования определяется равной произведению установленного нормативного уровня прибыли и необходимой валовой выручки в текущий расчетный период. При этом для всех методов регулирования применяется одинаковый нормативный уровень прибыли, устанавливаемый ФСТ России. Истец указывал на то, что в соответствии с подпунктом "в" п. 75 Основ ценообразования нормативный уровень прибыли относится к долгосрочным параметрам регулирования, следовательно, он подлежит включению в тариф на тепловую энергию. Однако, минимальная норма доходности для расчета тарифов в сфере теплоснабжения с применением метода обеспечения доходности инвестированного капитала на долгосрочный период регулирования с началом долгосрочного периода регулирования в 2015 году на момент утверждения для Заявителя тарифов на 2015 год и последующие периоды еще не была установлена. В связи с этим, по мнению истца, необходимо было руководствоваться Приказом ФСТ от 16.12.2013 г. № 1618-э, которым минимальная норма доходности для расчета тарифов в сфере теплоснабжения с применением метода обеспечения доходности инвестированного капитала на долгосрочный период регулирования с началом долгосрочного периода регулирования в 2014 году была утверждена в номинальном выражении в размере 7,96%. Соответственно, по мнению истца, уровень рентабельности при оказании услуг теплоснабжения в 2015 году мог составлять до 7,96 % от полной производственной себестоимости. В связи с этим в представленном ответчику заключении специалиста был сделан вывод о необходимости установления для Заявителя уровня рентабельности в размере 5% от полной производственной себестоимости, то есть, в размере: 7 248,13 тыс. руб. * 5% = 362,4 тыс. рублей (см. стр. 33 заключения специалиста).
Следует подчеркнуть, что и в данном случае, в нарушение требований пунктов 29 и 32 Правил, ни в экспертном заключении на 2015 - 2017 годы, ни в протоколе заседания Правления РСТ Пермского края от 29.10.2014 г., не указано на то, по каким именно правовым и экономическим основаниям вышеуказанные затраты истца вообще не были приняты и учтены ответчиком для установления тарифов на 2015 год.
Следует отметить, что при утверждении тарифов на 2015 - 2017 годы истец, помимо заявления об установлении тарифов от 30.04.2014 г. и документов, представленных в установленном порядке, представил ответчику 15.10.2014 г., в соответствии с п. 28 Правил, заключение специалиста № ** от 14.10.2014 г. об экономической обоснованности расчета на тепловую энергию, отпускаемую ЗАО "***" потребителям в г. Верещагино Пермского края в 2015 - 2017 годы, которым эксперт РСТ Пермского края располагал на момент подготовки соответствующего экспертного заключения и материалов к заседанию правления РСТ Пермского края. На конкретные выводы этого специалиста истец ссылался в обоснование представленных ответчику расчетов, по вопросам, которые освещены выше. Однако, в экспертом заключении отсутствует какое - либо обоснование несогласия эксперта с выводами специалиста.
Учитывая все указанные выше обстоятельства, суд полагает, что оспариваемое Постановление, в части, не соответствует установленным статьей 3 Федерального закона "О теплоснабжении" общим принципам организации отношений в сфере теплоснабжения, в том числе принципу соблюдения баланса экономических интересов теплоснабжающих организаций и интересов потребителей, и противоречит федеральному законодательству, регулирующему правоотношения в сфере теплоснабжения.
В соответствии с ч. 2 ст. 215 КАС РФ, по результатам рассмотрения административного дела судом может быть принято решение об удовлетворении оспариваемых требований полностью или в части, если оспариваемый нормативный правовой акт полностью или в части признается не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, и не недействующим полностью или в части со дня его принятия или с иной определенной судом даты.
По мнению суда, постановление следует признать недействующим, в указанной части, со дня его принятия, поскольку, как указано выше, ответчиком было издано постановление, не соответствующее федеральному законодательству, нарушающее права истца.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 175-180, 215 КАС РФ, суд

решил:

Административный иск удовлетворить. Признать недействующим со дня вступления решения суда в законную силу Постановление Региональной службы по тарифам Пермского края от 29.10.2014 г. № 177-т "О тарифах на тепловую энергию (мощность), поставляемую потребителям ЗАО "***" (Верещагинский район)" недействующим со дня его принятия, в части установления для потребителей ЗАО "***" (Верещагинский район) тарифов на период: с 01.07.2015 г. по 31.12.2015 г. в размере 1649,39 руб./Гкал (без НДС), с 01.01.2016 г. по 30.06.2016 г. в размере 1649,39 руб./Гкал (без НДС), с 01.07.2016 г. по 31.12.2016 г. в размере 1721,07 руб./Гкал (без НДС), с 01.01.2017 г. по 30.06.2017 г. в размере 1721,07 руб./Гкал (без НДС) и с 01.07.2017 г. по 31.12.2017 г. в размере 1781,89 руб./Гкал (без НДС).
После вступления решения суда в законную силу сообщение об этом решении в течение месяца, после вступления решения в законную силу, должно быть опубликовано в "Бюллетене законов Пермского края, правовых актов губернатора Пермского края, Правительства Пермского края".
Решение может быть обжаловано и на него может быть принесено представление прокурором в Верховный Суд Российской Федерации через Пермский краевой суд в течение месяца со дня его вынесения.

Судья
НЯШИН В.А.


------------------------------------------------------------------